Форумная РПГ "Жемчужина Севера"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Хайклифф

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://uploads.ru/i/f/O/U/fOUQB.jpg

2

/Окрестности Хайклиффа/

К тому времени, как Эльвирра окончательно возвратилась в Хайклифф, уже сгустились сумерки. Засветло поднимающиеся селяне почти все разошлись по печам и лавкам, а кто нет - те набились битком в таверну, шум из которой был слышен за добрую версту. Полуэльфка неспешно брела по темным кривым проулкам меж домами, погрузившись в собственные мысли и подбрасывая на ладони не дававший ей покоя трофей. Ни несколько часов медитации в лесу, ни заданные в живой слушающей тишине вопросы так и не получили должного ответа. Единственное, в чем она уверилась окончательно - так это в мистических свойствах серебряного осколка, природа и качество которых по-прежнему оставались не ясны. Эльвирра не ощущала никаких особых перемен, за исключением того, что осколок настойчиво мнился ей чем-то очень-очень важным - и это расстраивало девушку, заставляя ее нервно покусывать губу: вдруг она так и не придумает, что с ним делать? Упустит момент, не поймет чего-то важного?..
Впервые за последние несколько лет полуэльфка чувствовала себя беспомощной и потерянной, а всего-то причины - один маленький осколок... Осколок чего-то намного большего, чем она сама, чем весь знакомый ей мир деревни и ее окрестностей. Сейчас ей как никогда не хватало мудрого учителя и советчика, который мог бы помочь, прояснить, направить... Кого-то более близкого, чем боги.
"Папа... мама... как много из того, что знали, вы мне так и не сказали?.."
Мысль ее металась от одной знакомой фигуры к другой, и нигде не находила искомого. Ясно, как никогда прежде, Эльвирра стала понимать, что уже переросла свое прошлое, научилась всему, чему могла ее научить маленькая деревня, крохотный островок жизни на длинном торговом тракте. Вот только почему-то увлеклась этой простой жизнью без особых дилемм и сложных решений, жизнью понятной, рутинной и потому не страшной. И вот сейчас странный осколок, оказавшийся вне пределов ее постижимого мира, открыл ей глаза на эту ошибку. И Эльвирра смотрела без страха: во всяком случае, легкий холодок под ложечкой казался ей скорее интригующим, чем пугающим.
Внезапно смутное припоминание заставило ее остановиться в трех шагах от слегка покосившейся изгороди одного из домов. С пологой нахохлившейся крышей, какой-то даже более сырой и темный, чем остальные, этот дом стоял будто бы на отшибе: во всяком случае, изгородь его была на порядок выше, чем полагалась по правилам доброго соседства. Единственную жительницу его редко видели в деревне - собака ее и то чаще показывалась на глаза, по дневной поре частенько кидаясь на проходящих мимо с тоненьким воем. А селяне и не стремились особо налаживать контакты - хотя украдкой от соседей, для личных нужд, по нескольку раз в год наведывались в гости к ведунье: то предсказать, то порчу отвести, то еще какую-нибудь надобность сотворить. Оттого старушка и не бедствовала - гостинцы за ее ворожбу полагались знатные, чтоб не стыдно было (и чтоб ворожба покрепче держалась, не давала опасть колосьям). Все-таки вера - верой, а все же Шантия не так часто людям показывается, как они того хотят, и остается чуждой многим крестьянским проблемам. А ну как корова заболеет - не к алтарю ж побежишь, а куда поближе. Вот и ходили к ведунье, вслух ее побаиваясь и особо не одобряя. Казалось бы, ну и леший с ней, да только ходил известный слух, что ведунья не просто ведунья, а самый настоящий маг. Мол, училась в самой Невервинтеровской Академии, да только не поладила с выбранным ремеслом и оттого предпочла деревню и тихий быт шумному городу. И вот этот слух, которому Эльвирра никогда не придавала особого значения (хоть и знала ведунью в лицо, будучи пару раз посланной бабушкой с той или иной просьбой), вспомнился ей сейчас особенно ярко. Может быть, она чего-то припомнит из бурной молодости и подскажет, что делать с осколком?..
С полминуты поколебавшись, Эльвирра все же направилась к изгороди и три раза крепко постучала кулаком в столб. Собака за оградой тут же проснулась и пару раз предостерегающе подвыла - не в пример тише, чем днем (видать, наученная гнилым яблоком по спине)...

3

Дверь распахнулась тут же, словно Адайя поджидала свою случайно забредшую гостью. Окинув с ног до головы светловолосую полуэльфийку, старушка шикнула на пса заговорщицки улыбнулась и кивком пригласила девушку войти в дом.

Внутри было достаточно уютно. Атмосфера небольшого домика была пронизана ароматами собранных знахаркой трав. Особенно отчетливо ощущались ромашка, мята и запах цветов дикой малины. Тихо потрескивали головешки в пылающем очаге.

Женщина предложила девушке присесть и присела сама - в кресло-качалку, прямо напротив камина. Удовлетворенно зажмурившись от ощущения тепла, Адайя, наконец, заговорила.

- Чего тебе, милая? Вижу, не на суженого погадать пришла.

Голос старушки не прозвучал - прошелестел, как сухие осенние листья под подошвами грубых сапог.

4

Эльвирра, не ожидавшая от ведуньи такой прыти, подавилась задуманным приветствием и отнюдь не сразу, удивленно захлопав широко раскрытыми глазами, сообразила проследовать за ней в дом. Каким-то чудом умудрившись не споткнуться о собаку, желавшую напомнить о себе не если не вытьем, то суетой под ногами, полуэльфка ступила за порог и затянула за собой дверь, неосознанно вжимая голову в плечи. Присутствие ведуньи делало даже очень домашнюю атмосферу ее жилища мистической и таинственной. А может, это просто темнота так скопилась по углам... Так или иначе, растерянность Эльвирры долго не продлилась - юная охотница всегда была смелой девочкой. Пододвинув стул, она села на него боком - возиться с закрепленным за спиной луком не хотелось - и, помолчав, чтобы перевести дух, проговорила:
- У меня к вам... вопрос. То есть, просьба. Ну, в общем... - она раскрыла ладонь и показала старушке серебряный осколок, казавшийся рыжеватым в отсветах камина. Как-то мимоходом подумалось, что Эльвирра никогда не видела настолько... серебряного серебра, если можно так сказать - гладкое, искристое, с некоей внутренней насыщенностью, совсем не похожее на металл редких украшений и амулетов. А может, так просто казалось из-за того, что цепочки и завитки амулетов были маленькими, а осколок - довольно-таки крупным куском. - Что это?.. Я нашла сегодня на охоте, и мне показалось.. подумалось...
Эльвирра смущенно замолчала, запутавшись в словах и показаниях от противоречивого желания не мешать ведунье рассматривать предмет и сразу рассказать все, что только может помочь определению его идентичности...

5

То, что осколок принадлежал не нашему миру, ведунье стало ясно, как только он лег в ее морщинистую ладонь. Старуха зажмурилась, концентрируясь на предмете, и перед глазами начали рождаться далекие расплывчатые образы.

- Я вижу мужчину, - сказала старая женщина, и пламя в камине, словно отреагировав на эти слова, выплюнуло в комнату сноп искр, тут же исчезнувших во тьме. - На нем просторные темные одежды, за его спиной  - сыны и дочери преисподней, готовые сражаться за него... порабощенные его силой...

Затем неясные образы заполонила тьма, и ведунье явилась новая картина.

- Это осколок - не единственный в своем роде... - отрывисто продолжала она. Удерживать видение становилось сложнее, и голос Адайи дрожал. - Он был частью целого... чего? Мужчина в темном против самой тьмы... серебро режет ночь и наступает... рассвет...

Ведунья широко распахнула глаза, теперь напрочь лищенные радужек, и вновь закрыла их, но теперь видений не было. Была просто старая женщина с больными глазами и слабым зрением.

- Эх, ничего не ясно, давай лучше на суженого тебе погадаю? - как ни в чем не бывало, подмигнула старушка своей гостье.

6

Эльвирра сжалась на стуле и распахнула глаза с видом запуганного удавом кролика. Почему-то могущество магии в руках человеческих впечатляло ее куда больше, нежели общение непосредственно с божеством. Может, потому, что с выбранным покровителем-то она знакома, верит и доверяет ему, а вот с магией как таковой не сталкивалась толком никогда? Обычно Эльвирра переставала бояться, как только должным образом изучала повадки животного или структуру какого-нибудь предмета вроде молотилки. Но у кого расспросить о магии, чтобы понять ее и перестать ожидать худшего? В том-то и дело, что не у кого. К ведунье с таким вопросом она точно не осмелится обратиться.
"Дочери преисподней... демоны? Неужели эта штука имеет к ним отношение? Нет, похоже, она что-то другое имеет ввиду..."
- Серебро режет ночь?.. - притихшим голосом повторила она за Адайей, принимая осколок обратно. - Значит, это и в самом деле часть чего-то могущественного. Ящер, у которого я это нашла, похоже, тоже это понимал...
Полуэльфка внимательно и как-то по-новому всмотрелась в осколок серебра на своей ладони. Одно дело - подозревать в вещи тайную силу, а другое - своими ушами услышать, что подозрения не напрасны. И все же ничего толкового Эльвирра из слов ведуньи не вынесла: истинное предназначение осколка стало яснее лишь в том, что оно, похоже, касалось изгнания злых сил. Ну, в этом ничего удивительного, на самом деле - серебро часто делают святым металлом, да и независимо от чар оно обладает очистительными свойствами. Может ли осколок быть просто талисманом, отгоняющим тьму? Нет, не может все быть так просто. К тому же, осколок, по словам ведуньи, и впрямь является частью чего-то большего...
Сжав кулак, Эльвира решительно помотала головой:
- Рано мне еще суженого искать, бабушка. Лучше подскажи мне, у кого я еще могу спросить об этой штуке? Не могу я ее просто так оставить, не даст она мне покоя теперь...
И дело, похоже, было не только в типично женском любопытстве...

7

Старушка обреченно вздохнула и что-то неразборчиво прошаркала. Затем она довольно долго молчала, прикрыв глаза и бесшумно ворочая тонкими губами. Так долго, что можно было решить, что она заснула.
Затем Адайа резко открыла глаза и выпалила:

- Лиарт!.. Да, так его звали, - Лиарт. - Повторила ведунья.

- Он замечательный волшебник и тот еще красавчик. Когда-то я частенько забегала к нему в лавку рассматривать свитки. Да и не только свитки! - Хрипло хихикнула дряхлая старушка и, оборвав себя на полуслове, продолжила: - Ступай к нему в лавку, что в Невервинтере, и скажи, что от меня пришла. Небось по доброй памяти и выслушает. Больше мне посоветовать тебе некого, - всех остальных уже давно забрали боги.

Отредактировано Мастер-игрок (2011-11-09 22:32)

8

Полуэльфка постаралась изобразить вежливую и ненавязчивую улыбку, но получилась она скорее робкой и заискивающей - даром что опыт общения с собственной бабушкой (а она ведь, прежде чем уйти в мир иной, ослабела не только телом, но и сознанием) подсказывал ей верные действия. Сейчас, например, следовало сидеть и ждать - бабушка всегда любила поворчать и поотнекиваться, когда Эльвирра приставала к ней с просьбой рассказать сказку. Смышленый ребенок быстро раскусил, что это чистой воды притворство и нужно только проявить должную настойчивость... Это она помнила и по сей день - и потому, пока Адайя размышляла, напоминала о себе только пристальным выжидательным взглядом, уставленным на ведунью. Бабушка, во всяком случае, долго такой осады не выдерживала и вскоре отворачивалась от стенки...
- Ах! - от внезапного "пробуждения" ведуньи Эльвирра аж подпрыгнула на стуле. Обычно ее не так легко было испугать, особенно в лесу - но вот в незнакомой, зловещей и мистической обстановке жилища ведуньи она была насторожена, словно заяц, и так же готова чуть что - драпать со всех лап. Ну или заехать ими по носу обидчику...
Впрочем, полуэльфка быстро справилась со своим испугом и снова наклонилась в сторону Адайи, внимая ее словам.
- В Невервинтере?.. - опять переспросила она, словно так легче было осознавать услышанное. Быстро глянув на лежащий в руке осколок, девушка нервно сглотнула и снова стиснула пальцы.
Когда она была в том самом шебутном возрасте, когда легко оторваться от прошлого и кинуться в омут, смерть бабушки смешала все карты и помыслы - сначала пришлось научиться жить одной и разбираться со свалившейся ответственностью, а потом... потом как-то все не было причины. Всегда находился повод остаться - охота ли, помощь, что-то еще... Хотелось уйти, да, до боли порой хотелось, до того, что ночью вставала и выходила к околице будто бы в последний раз... и всегда возвращалась, боясь. Зачем? Кому она будет нужна там? Куда направится? Что ей самой желать в том, незнакомом мире? К чему стремиться через все невзгоды? Она не знала, как сделать первый шаг, а спросить у кого-то из купцов, далеких и незнакомых... уу, нет, лучше сразу умереть как есть, чем от стыда!
И вот теперь причина, повод сделать этот шаг лежала у нее на ладони. И все, что представлялось ей раньше туманным и непонятным, внезапно предстало в ясной последовательности: она просто пойдет в Невервинтер, доберется до лавки Лиарта, задаст свой вопрос и с ответом вернется в Хайклифф. Осколок проведет ее по этому пути, как доселе вело из дня в день охотничье ремесло. И - очень может быть! - сей поступок будет куда более полезен, нежели еще пяток проданных кому-нибудь шкур.
- Спасибо, бабушка! - в глазах девушки, примолкшей на полминуты от сонма одолевающих мыслей, будто вспыхнул внутренний огонек - или пламя очага отразилось. - Я найду Лиарта и узнаю то, что должна узнать... Отправлюсь в Невервинтер первым же кораблем! - Это прозвучало так смело и громко, что Эльвирра снова поджала плечи, словно стыдясь своей горячности. Она хотела было уже вскочить со стула, но еще одна вовремя всплывшая мысль удержала ее на месте.
- Чем мне отблагодарить тебя за подсказку?.. - полуэльфка понятия не имела, каким принципом руководствовались остальные селяне, вручая ведунье то котомку яблок, то бадейку костей для собаки, и как-то терялась в мыслях, что бы ей самой такого предложить мудрой женщине...

9

- Передай Лиарту привет от старушки Адайи, - усмехнулась бабушка, неожиданно поспешно спроваживая Эльвирру за порог. - И будем в расчете.

Наконец, буквально вытолкав девушку из избушки, старушка закрыла дверь и вернулась в свое излюбленное кресло.

- Молодежь... - вздохнула она под мерный скрип своего сиденья, щурясь на огонь в камине. И не ясно, что было в ее голосе, обычная старческая усталость - или зависть, потому что ее дни бесшабашной молодости давно уже прошли.