Форумная РПГ "Жемчужина Севера"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Пробные посты

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

===

2

Пробный пост должен содержать как минимум 30 строк, и при этом максимально полно показывать мастерство игрока.
Итак, темы первого блока пробных постов:

1. Кейтала - "Встреча с отцом после долгих лет поиска", упор на эмоции персонажа. - Выполнено.

2. Кристиан - "Нападение на караван по дороге в Невервинтер", упор на описание боя, динамику развития событий.
Отменено.

3. Шэриан - "Что заставило Шэриана направиться в Невервинтер", придумайте интересную завязку, мотивируйте направление персонажа именно в этот город. - Выполнено.

4. Раваэррис - "Случай в Лускане" (из-за которого девушку начали преследовать наемники), желательно подать в юмористической форме. - Выполнено.

5. Филипп - "Как опасно заигрывать с чужими девушками", оскорбленный жених собрал своих друзей, чтобы подкараулить Филиппа в темном переулке; выход из ситуации без прибегания к оружию и позорному бегству. - Выполнено.

6. Эльвирра - "Неудача на охоте", когда девушка выслеживала дикого кабана, она нечаянно привлекла его внимание ей едва удалось спастись. Возможно в виде воспоминаний. - Выполнено.

7. Нишка - "Утренняя пробежка", по крышам от стражников. В жизни каждого плута бывают сложные ситуации, упор на акробатику и взаимоотношения плутовки с богиней удачи. - Выполнено.

8. Кадрах - "Как отмазаться от тюрьмы", задержанный в Невервинтере Кадрах понимает, что выкручиваться придется самостоятельно. Ваш пробник станет завязкой сюжетной линии персонажа, так что придумайте что-то интересное. Выполнено.

9. Айне - "Охота на оборотня", вервольф нападал на жителей близлежащей деревни и все время умудрялся сбежать от преследователей. И после вот уже пятого случая Айне становится на его след. Выполнено.

10. Адара - "Воспоминания о Фальгаре", можете описать их первую встречу или любой другой эпизод. Упор на эмоции персонажа. Выполнено.

11. Элмар - "Зачистка кладбища". Сражение с бродячими мертвецами. Помимо клирика в рейде участкуют еще несколько человек. Упор на взаимоотношения с ними во время боя. - Выполнено.

12. Лоренс - "Покидая воровскую гильдию", о том, как аасимар понял сою истинную сущность и как отмазывался от воров. Желательно побольше черного юмора. - Выполнено.

13. Рэнтри - "Приятный собеседник". Заговорившись с молодым странствующим рыцарем в придорожной таверне, девушка сталкивается с вопросом, почему она не снимает шарф, когда в зале так тепло, да и на улице лето... Побольше внутренних рассуждений. - Выполнено.

3

Прижавшись спиной к стене особняка своего отца, Кейтала судорожно вздохнула и прикрыла глаза.
- Подумай еще раз, милая, - пробормотала она, не размыкая век. - Вовсе не обязательно делать это сейчас. Можно прийти сюда, допустим, через месяц. Нет?
- Нет, - уверенно ответила полуэльфийка, прекращая бессмысленно жмуриться. - Ты и так уже неделю торчишь здесь по два часа на дню, и до сих пор не решилась намекнуть сэру Тэйну о своем существовании.
Перед глазами всплыла картина, случайно подсмотренная ею пару дней назад в окно гостинной. За обеденным столом сидел хозяин дома собственной персоной в окружении семьи - настоящей, той, что всегда рядом. Ведь эльфийка-аристократка с солнечного Эвермита и шляющаяся по всему миру полукровка с лютней - весьма сомнительная семья, не так ли?
Отцу было немного за сорок, его виски уже начали седеть, но это лишь придавало облику рыцаря определенную привлекательность. Могучая фигура, сильные руки, привыкшие управляться с мечом, мужественные черты лица и приятные морщинки в уголках губ. Глаза - почти такие же синие, как у нее, и бесконечно добрые. Кейтале начало казаться, будто она понимает, что мать нашла в этом человеке.
Его настоящая семья - красивая белокурая женщина в лиловом платье и двое симпатичных ребятишек - мальчик и девочка, смеялись над какой-то шуткой, и сэр Кристиан улыбался, довольный удачной попыткой развеселить близких.
И тем не менее, увидев идиллическую картину семейной жизни того, кто дал жизнь ей, Кейт почти искренне захотела ослепнуть. Нахлынувшие эмоции казались совершенно новыми, не поддающимися объяснению. Зависть? Сожаление, что ты находишься именно на своем месте? Злость на белокурую леди и ее детей, без остатка пожирающих любовь Кристиана Тэйна? Обострившееся чувство несправедливости, что в жизни все обстоит так, а не иначе?
"Чужие души читать гораздо проще, чем свою собственную", - грустно заключила девушка, беря на заметку, что неплохо бы описать эту мысль в стихах какой-то новой песни.
Невесть откуда взявшийся порыв решительности принес ее к парадному, а врожденная безрассудность пнула ее ногой крепкое железное дерево двери. Четыре раза. Двери тут же распахнул дворецкий невероятно важного вида. Но увидев, что перед ним стоит хорошо одетая девушка, вряд ли имеющая отношение к любящим играть в стучи-и-прячься сорванцам, мужчина немного расслабился и даже чуть улыбнулся.
- Чем могу помочь, леди?
- Позовите, пожалуйста, хозяина дома, - попросила Кейтала позорно тонким голоском, чувствуя, что окружающий мир становится огромным.
Слегка удивившись, дворецкий пригласил ее войти, но, встретив отчаянный моток головой, отправился вглубь дома, чтобы сообщить хозяину о странной гостье...

Первые несколько мгновений они просто разглядывали друг друга. После Кейт долго думала над тем, видел ли отец в ней полузнакомые черты эльфийки из своего далекого прошлого. Сама Кейт в тот напряженный момент сосредоточенно размышляла, на какой из Нижних Планов она хотела бы сейчас провалиться.
- Я весь в вашем расположении, - наконец, сказал Кристиан Тэйн, дружелюбно улыбнувшись. И Кейтала подумала, что эта улыбка бесследно исчезнет, если она сейчас расскажет ему, чем заканчиваются недолгие интрижки с эльфийскими красавицами. Но ведь ради этого она прибыла в Невервинтер. Ради этого перерыла горы бумаг в Архивах. Ради этого щедро платила уличным ребятам за любую наводку. Ради этого...
- Извините, сэр, вы не видели здесь поблизости котенка? - жалобно спросила Кейтала, вцепившисьв бусинку, украшавшую одну из ее прядей. - Он такой маленький, серенький, сегодня утром потерялся...

Очень хорошо прописано. И весьма трогательно. Вы приняты!

Отредактировано Кейтала (2011-11-19 12:46)

4

Шэриан шел, погрузившись  в свои мысли. Думал он о том, куда бы ему направиться теперь. И  в этот раз эльф пообещал себе продумать свой маршрут получше, чтобы не оказаться в лесной чаще, как сейчас. От раздумий его отвлек некто человек, обратившийся к Шэриану по имени.
- Вы ведь Шэриан Джойвунд? - задал вопрос, несколько запыхавшийся молодой паренек. Что в чаще делал парень не похожий ни на воина, ни на мага, ни на искателя приключений, интересовало эльфа сильнее, чем то, откуда незнакомец знает его имя.
- Да, вы верно  назвали мое имя. А кто ты такой? Лучше бы тебе объясниться.
- Я Джереми, вы можете быть спокойны, ведь я - всего лишь гонец. Мне сказали доставить вам письмо, а жители ближайшей деревни сказали, что эльф, подходящий под описание пошел в лес. Вот я и решил пойти следом, тем более раз вы эльф, то и дорогу назад знать должны, эльфы ведь хорошо ориентируются в лесах, ну и все такое...
- Джереми, у меня для тебя как новость хорошая, так и не особо. Как я уже говорил, ты нашел того, кого и требовалось. Но вот в лесу я ориентируюсь не лучше твоего, а по этой чаще брожу уже второй час, - ответил Шэриан уже несколько более расслабленно, на лиц его появилась широкая улыбка.  Не особо задумываясь над тем, как гонец нашел его в лесу. Сам он при этом стал медленно подходить к посланцу.
- Не ориентируетесь?! Но почему вы улыбаетесь? - гонец, кажется, несколько запаниковал, но верить эльфу отказывался.
- Это была шутка. Не дрейфь, все будет путем! Во-о-он тем путем, если память мне не изменяет, - сказал Шэриан, положив правую руку на плечо юноши, а левой указывая направление, в котором шла вереница его следов.
- Я знал! А, да, и передать вам просили это! А теперь пойдемте отсюда, кажется, за нами что-то следит, я боюсь, что оно может нас съесть! - все еще не совсем успокоившись, ответил Джереми. В это время он шарил по карманам, чуть погодя выудив из одного из них конверт.
- Благодарю. Что до слежки, то пусть следят, я им не по зубам, а ты тощий  невкусный, они таких есть не стали бы. Я, кстати говоря, тоже, - принимая посылку, снова "блеснул остроумием" эльф.
- Угу, - только и сглотнул паренек.
Дальнейший путь проходил в относительной тишине. Джереми лишь боязливо оглядывался по сторонам, но лесные жители не показывали носу кроме, разве что, пары мелких грызунов. Решив, что весь путь обратно будет таким, Шэриан распечатал конверт. Внутри оказалось письмо, написанное смутно знакомым ему почерком. Когда Шэриан начал читать послание, все встало на свои места:
"Приветствую тебя, сын мой Шэриан, пишет тебе твой любимый папа,  Отец Корнелиус. В другой ситуации я бы спросил как дела у моего самого нерадивого воспитанника, но сейчас немного не та ситуация. Помнишь ведь, ты говорил,  что мы всегда можем обращаться к тебе, если нам потребуется помощь? Ну вот, сейчас  требуется именно твоя помощь.  Хоть ты и никогда не блистал набожностью, хитростью или умом, сейчас бы ты оказался кстати. Видишь ли, недавно я отправился в Невервинтерский храм Ильматера, куда меня привели дела нашей церкви. Так вот, у наших Невервинтерских братьев возникла кое-какая проблема, а тебя я был бы рад видеть в рядах волонтеров. Еще раз повторяю, волонтеров, а не наемников!
Отец Корнелиус."
Прочтя письмо, Шэриан широко улыбнулся, чем опять напугал своего попутчика. Отец Корнелиус всегда был любимым "отцом" эльфа, с которым он больше всего ладил. А раз Корнелиусу нужна помощь, то Шэриан непременно окажет её, не смотря ни на что.

Задание выполнено, добро пожаловать на игру!

Отредактировано Шэриан (2011-10-24 22:06)

5

В общем и целом «Семь Парусов» было весьма солидным заведением, можно даже сказать шикарным. Особенно для лусканской гостиницы.
Братство Арканы держало марку и озаботилось, чтобы гостиница под их патронатом стала лучшей в городе: изящная мебель,  горячие ванны, мягкие перины, роскошный выбор традиционных блюд и  вин — что называется, все для посетителей. Даже мальчики на посылках, на случай если дорогим гостям вдруг что-то неожиданно понадобиться.
Вот только и плата за все эти удобства была соответствующей», — Раваэррис с тоской подумала о своем изрядно опустевшем кошельке. Будь на то её воля, она бы остановилась где-нибудь попроще, но от изначального плана остановиться в «Абордажной Сабле» пришлось отказаться. Уж больно беспокойное место. Не то чтобы она сомневалась в своем умении постоять за себя, но… всем же будет лучше, если никто не будет беспокоить её во время исследования.  На что,  в подобном местечке, надеяться не приходилось.
А потому сейчас волшебница стояла посреди чересчур просторного  по её мнению номера и буравила взором, лежащий перед ней на столе, предмет. Это была невзрачная, хотя и внушительной толщины книга, на первый взгляд ничем кроме своей толщины не примечательная. По словам скользкого типа, у которого она её приобрела, книга была проклята. Конечно,  Рави с должным скепсисом относилась к подобного рода заверениям. Да и экспериментировать с  древними книгами и ветхими манускриптами ей не так уж нравилось  — ужасно непрактичные для этих дел штуки. Больно непрочные.
Так или иначе, с этой книгой случай был особый. В конце-концов не каждая книга пытается подорвать того, кто попытается её прочесть.
«Если я хоть что-то понимаю в магии, а я несомненно в ней разбираюсь, звучит похоже на эффект Взрывных Рун. Помниться я и сама как-то наложила это заклятие на свой дневник. То-то брат удивился», — гном ностальгически вздохнула и снова взглянула на книгу. — «Вот только при  активации ловушки сам объект зачарования обычно тоже уничтожается взрывом. Да и взрыв не должен быть таким мощным, если конечно торговец не приукрасил случаи с прошлыми владельцами фолианта.»
— Ну, пока лично не проверю, ничего не узнаю, — Рави засучила рукава и приготовилась. Мебель была заблаговременно отодвинута на край комнаты  — услышав просьбу волшебницы, слуга странно на неё посмотрел, но, не задавая лишних вопросов, все выполнил, и не такие чудаки встречались.  О наложении защитных чар на себя и ближайшую обстановку Раваэррис тоже побеспокоилась заранее, и пусть не говорят потом, что опыт её ничему не учит. Начать проверку книги волшебница решила с наложения простого Рассеяния Магии…
Позже она часто задавалась вопросом, что произошло бы, попробуй она какое-нибудь заклятье. Так или иначе, тогда все пошло наперекосяк. Нет, защита сдержала взрывную волну…  Во всех направлениях куда достали защитные чары Рави, то есть во всех кроме одного.
Девушка никогда бы не подумала, что книгой можно пробить потолок. И уж тем более не думала, что станет свидетельницей подобного события. Фолиант на вылет прошел сквозь потолок её номера и даже, кажется, сумел долететь до потолка следующего. Но это было лишь началом неприятностей. «Пробоина» мгновенно пошла трещинами и печально скрипнув напоследок потолок, по совместительству пол номера сверху ухнул вниз…  Вместе с его дородной обитательницей.
Пару мгновений женщины ошалело смотрели друг на друга. Рави пришла в себя первой.
— Не правда ли хороший денек сегодня? — выдала она с самой вежливой улыбкой, на какую была способна растерянно моргавшей даме, и, не дожидаясь пока та очухается, схватила свою походную сумку (благо она любила путешествовать налегке и не стала распаковываться) и сиганула к окну. Что, надо сказать, было очень своевременно, поскольку слуги и постояльцы, потревоженные шумом уже спешили к месту происшествия.  Отступление гнома прибавило к списку ущерба понесенного гостиницей несколько разбитых горшков с цветами, но Раваэррис было уже все равно.
И вот теперь волшебница сидела, притаившись в переулке, обдумывая, как бы теперь выбраться из города и, краем уха слушая, болтовню уличных зевак.
— Слышали? Какой-то сумасшедший гном устроил взрыв в «Семи Парусах». Говорят Братство Арканы в ярости.
— Вроде это было покушение на леди Серпентхельм. Лорд поклялся, во что бы то ни стало найти виновных.
— Я уверена, это происки Арфистов или Общества Кракена. Вполне в их духе.
— Да нет, наверняка что-то личное…
— Однако виновнику не позавидуешь.
Рави схватилась за голову, проблема приобретала катастрофические масштабы: «Вот уж точно проклятая книга».

Очаровательно! Спасибо, и - добро пожаловать!

6

Прошу прощения, что так долго.)

Филипп вдыхал воздух родного Торгового квартала – то есть,  ту еще дрянь, - и радовался тому, как редко он тут бывает. За последние шесть лет он посетил это божественное место от силы четырежды, да и то заходил к портному снимать мерки. Некогда родной дом он обходил стороной, что, впрочем, было не сложно, - отец выкупил для своей лавки здание в самом дальнем от рыночной площади переулочке. Так что Сэйбер прогуливался вдоль лотков, пропускал мимо ушей привычные выкрики торговцев, рассеянно оглядывал прилавки, и время от времени радовался про себя, что не остался гнить в этом месте.  Однозначно продажа магического хлама в жизни не принесла бы ему столько наслаждений, сколько путешествия по Фаэруну. Вспомнить хотя бы то замечательное местечко в Аскатле…  «И ведь сколько еще прекрасного и неизведанного… Сколько ненайденных сокровищ, сколько невиданных земель, сколько невероятных красавиц еще ждут меня!»
Филипп совсем уже потерялся в своих воспоминаниях и мечтах, когда его резко вывел из этого состояния толчок дворового мальчишки. Но недаром Сэйбер столько общался с плутами, чтобы теперь отпустить руку этого недоделанного воришки, ухватившуюся за его мешочек с золотыми. Юноша потянул вырывающегося мальчишку в сторону от рыночной площади и, лишь только стало чуть менее шумно, спросил:
- Ну и как это понимать? Так хорошо подошел, примерился и так под конец все испортил!
– Увидев, на лице воришки, все еще уверенного, что его ждет встряска,  недоуменный взгляд, Филипп наставительным продолжил: - А если бы на месте меня был злой дядька с ножом? Палец чик – и нету!
- У вас тож нож есть. Тож мне важны господин!.. – Насупился мальчишка.
-  Ладно, иди себе. Только смотри, еще раз попадешься – мало не покажется!
Мальчик убежал, а  Сэйбер обнаружил, что стоит прямо у переулка, ведущего к их лавке. Привыкший принимать знаки судьбы, он направился прямо к своему старому ненавистному дому.
Подойдя к нему, молодой человек как-то сразу понял, что испытывать к этому месту ему больше нечего…  Ни строгие линии здания, ни табличка над дверью, ни окно «его» комнаты на втором этаже – не вызывало в сердце ровно ничего. Он уже простил этому месту все свои мучения в нем…
- Вот ты где, Дэйн! К мамочке под юбочку прибежал?  - Раздался голос у него за спиной. Вслед разнеслось нестройное ржание еще пары человек. Развернувшись, Филипп понял, что обращавшегося он смутно помнит, но, как ни прискорбно, не уверен, откуда. Тем временем нападавшие (а их было четверо) окружили его и потянулись за оружием.
- Стоп-стоп-стоп! Что это вообще значит? Такие замечательные ребята зашли ко мне в гости и мы вместо гулянки драться будем – непорядок! – Добродушно сказал Сэйбер, прикидывая, как бы так встать, чтобы и спину закрыть и подпускать их к себе исключительно по одному.
- Гулянка?! Да ты вообще потерял остатки страха! Ты еще имеешь наглость корчить из себя идиота! – Стало ясно, что личные мотивы были только у говорившего, а остальные в бой не рвались, но за друга в случае чего ответили бы. Уже лучше…
«Прыгнуть за тот тюк, опрокинуть на них… Далеко… Не успею… Боги, я тут три дня. Кого я мог так обидеть за три дня?»
- После того, что  ты сделал! Такие, как ты, должны дохнуть еще в утробе!
«Поближе к дому – и в окно… Глупости какие-то. Кто же этот паренек? Меч дорогой, но старый… Мелкий дворянин?»
- Меч из темной стали, идеально сбалансированный… Немало за него выложил, да? Да еще и заклятия наложены наверняка! Просто блеск!
- Ты мне зубы не заговаривай! Знаю я тебя! Я не Анита, мне не заговоришь!
«Анита? Анита?.. Анита! Эта милая девочка из… Черт!»
- Что же ты, вовсе я не заговаривал ей зубы! Просто заметил это чудесное ожерелье так гармонично подчеркнувшее ее глаза.
- Ты читал стихи моей невесте!
- Конечно! Как можно было не прочесть? Ведь по ней сразу видно, что она ценитель поэзии! Как можно быть таким невнимательным к девушке, чтобы ее пришлось развлекать каким-то чужим людям? – Перешел в наступление Филипп. – Ведь она надела это ожерелье специально для тебя, а ты его проигнорировал! Девушка старалась для тебя, выбирала, наряжалась, а ты вообще ничего не заметил! Ведь невозможно смотреть, как это прелестное создание пытается поймать хоть один одобрительный взгляд от тебя, а в ответ видит лишь, как ты тупо пялишься на ее грудь.
- Но!.. Ты думаешь?.. – Нападавший даже как-то опустил оружие.
- Конечно! А знаешь, что надо, чтобы она чувствовала себя уютно? Немного внимания и заботы. Девушки ведь просто хотят быть привлекательными в наших глазах. Они из кожи вон лезут, часами готовятся, чтобы увидеться – и все лишь для того, чтобы услышать банальное «боги, как тебе идет это платье» или «эта прическа просто создана для твоей милой головки». Им ведь больше ничего не надо!
- Всего-то? –Заинтересовавшийся парень спрятал оружие и всерьез задумался. Его друзья последовали его примеру и удивленно переглянулись.
- Да, а еще с ними можно говорить о музыке и литературе… Знаешь, они так любят песни… - Сказал Филипп, кладя руку на плечо горе-жениха, - Тут рядом есть такая таверенка… Там и расскажу. Да и выпьем, а то горло пересохло. Я угощаю!

Спасибо, очень в духе персонажа, показанного в анкете. Добро пожаловать!

7

Редкая охота выдавалась такой же затяжной, как это преследование. Шел уже третий день с того момента, как Эльвирра отыскала след секача, своротившего соседскую изгородь в поисках пропитания. Девушка все сильнее ощущала негодование по поводу таких промедлений – по-хорошему в первую же ночь бы проучить засранца стрелой в глаз, а не то ж вернется и снова оставит кого-нибудь без половины урожая… Но разумом она прекрасно понимала, что если кого и винить, так это превратность судьбы. Одну ночь она бесплодно ждала возвращения кабана за недоеденной тыквой, во вторую – разминулась со зверем из-за того, что его вспугнула волчья стая…  Близилась третья, воздух становился все прохладней и темнее. Если сейчас она не отыщет его лежку, не миновать очередной погони – за ночь кабан снова уйдет далеко вперед и, возможно, снова заляжет в таком буреломе, что ей останется только присвистнуть удивленно и отправиться домой. Вот бы кто надоумил треклятого зверя двинуться севернее, прочь, за границы ее привычных охотничьих владений – так нет же! Третий день идет вдоль, не отходя далеко от деревни – словно знает, что его преследуют, и не хочет терять из виду лакомые посевные поля. От такого гостя следует избавиться, а иначе быть беде – не только сам поест, но и запомнит, а в назначенное время приведет стадо самок с выводками, и вот тогда-то будет действительно худо. Это значило только одно: стоит поспешить.
Мягкая бархатистая кожа охотничьего одеяния (даже подошва сапог была изготовлена из кожи жестким ворсом наружу) позволяла Эльвирре передвигаться почти бесшумно даже на довольно-таки приличной для крадущегося охотника скорости. Легчайший шелест листьев вдоль ее пути элементарно было спутать с шумом ветра, гулявшего в кронах. Сюда, в подлесок, ощутимые дуновения не залетали, но это вовсе не значило, что можно не присматриваться с крайним вниманием к направлению склоненных веток. Девушка не знала, где именно кончится след, и потому была осторожна заранее – но, на счастье, ветер ей благоволил и дул с юго-востока, почти в лицо, унося все запахи прочь от залегшего где-то впереди чуткого кабана. Тетива лука была натянута так, что едва ли не звенела – на предел своей прочности. У секачей толстая шкура, защищенная жиром и жесткой шерстью, и пробить ее издалека, а тем более слабой стрелой не получится. Полуэльфка прекрасно осознавала, в какое опасное дело ввязалась: секач – добыча нелегкая даже для опытного охотника. Впрочем, Эльвирра вполне заслуженно полагала опытной саму себя – в деревне ей больше не на кого было равняться в мастерстве битья дичи. Разве что на старика Горама – но он около года назад повредил руку и больше не мог использовать лук. А силками кабана не возьмешь – тут нужна яма с кольями, да свора псовых, чтобы загнать его в эту яму… Вот только зажиточный Барых с дальней фермы еще во времена ее детства перебрался поближе к какой-то там Цивилизации (как можно надеяться на благосклонность девушки с таким именем, Эльвирра в душе не чаяла), а розданные собаки его прижились при дворах и растеряли все охотничьи навыки. Поэтому придется обходиться тем, что есть: верной рукой и острым глазом, способным…
Прервавшись на полувздохе – сердце словно подпрыгнуло и встало в горле комом, девушка остановилась, как вкопанная, в двадцати шагах от поваленного под углом бревна, густо обросшего сухостоем. Буро-серая глыба среди тонких бледно-бежевых веток могла бы показаться камнем несведущему, но охотнице внезапно стало очевидно, что это вовсе не глыба, а очень даже кабан. Зверь лежал к ней спиной и, похоже, все еще спал или просто додремывал последние светлые минуты дня. Кое-как совладав с дыханием – она совершенно не ожидала обнаружить кабана так близко! – Эльвирра сделала глубокий вдох и потянулась за стрелой.
- Остроглазый, Лесной Охотник, за моим плечом стоишь ты… - буквально одними губами проговорила она, с легким скрипом, подобным тому, что издает склонившееся под ветром дерево, натягивая тетиву. Один краткий миг, когда, казалось, вся природа стихла и замерла на острие стрелы – и пальцы полуэльфки разжались. Воздух свистнул в зеленом оперении, и вместе с этим свистом раздался возмущенный визгливый рев обожженного болью секача. Стрела вошла ему под лопатку, как показалось девушке – достаточно глубоко, чтобы пронзить легкое. И все же кабан поднялся – да не просто поднялся, вскочил, будто его поразило не смертельным острием, а сапогом под хвост. Эльвирра, прицеливаясь, не таилась – стояла, поднявшись во весь рост, и кабану не составило труда ее заметить. Туша в добрых триста килограммов живого веса, поразительно долго игнорируя стрелу – («Неужели попала в мясо?!» – с холодком ужаснулась полуэльфка) – развернулась и, не утруждая себя церемониальным рытьем земли копытом, с места в карьер рванулась на осмелившуюся потревожить ее покой девушку.
Двадцать шагов форы – нормальное расстояние, хоть полуэльфка и предпочитала целиться издалека. Но в густом, кустистом подлеске охотнице двигаться было куда сложнее, нежели раненному ею зверю – он, в отличие от девушки, не боялся хлестких веточек и со всей животной силой проламывался там, где Эльвирре только чудом удавалось проскользнуть. Свернуть было некуда – лишь тем путем, каким пришла, могла она бежать прочь, слыша за спиной хрюканье и тяжелый топот. Тропка, проложенная здесь самим же кабаном, петляла – но надежды девушки на то, что ослепленный яростью и болью кабан просто промчится вперед и уйдет, не оправдались. Похоже, хряк и в самом деле вознамерился поддеть ее на клыки, словно это он здесь был охотником, а она – желанной добычей.
Дыхание начинало жечь в горле, заросли и тонкие стволы – вот как на зло, сплошной подлесок да старые дубы, ни одной достаточно низкой ветки! – сливались во взгляде в хаотичную пелену. Звук, который выколачивали из осенней подстилки копыта кабана, застилал все остальные – только взрыкивающие похрюкивания слышались все ближе. На здоровенное бревно поперек кабаньей тропы, через которое она по пути сюда осторожно перелезала, Эльвирра взлетела в едином прыжке – и, с трудом развернувшись на скользкой мшистой поверхности, бросилась бегом по хребту давным-давно легшего на землю и уже наполовину вросшего в нее дерева. Его массивная крона когда-то придавила кусты, и в той стороне они были заметно реже, давая призрачный шанс оторваться от преследователя, смутив его резкой сменой направления – помня путь, которым пришла сюда, девушка не видела на нем ничего, что могло бы ей помочь, одни мешающие кусты. Спрыгнув с бревна по другую сторону от кабана – прутики молодых кустов хлестали бедра, ощутимо даже сквозь одежду – она пробежала буквально десяток шагов, прежде чем лиственный покров под ногами внезапно подло спружинил и сбил полуэльфку с темпа. Запутавшись в ногах, она с разгона рухнула прямо в листья, пропахав землю под ними выставленными вперед руками – и тут же с испуганным выдохом обернулась, приподнявшись на локтях.
Серая кабанья туша, отмеченная зеленым маячком оперения, была буквально в десяти шагах. Эльвирра ясно видела ощеренное рыло и клыки размером каждый с ее ладонь. Едва успев зажмуриться в предчувствии того, как зверь налетит на нее и раскромсает в клочья, полуэльфка услышала резкий треск. Лиственный покров под копытами зверя не просто прогнулся, а начисто проломился, уронив зверя в глубокую, в полтора Эльвирриных роста, яму. Два истошных визга взрезали лесную тишину: один – угодившего прямо на колья кабана, а другой – перепуганной девушки, которую внезапно потянуло следом за рушащимся покровом ловушки. Инстинктивная попытка извернуться и уцепиться хоть за что-нибудь не привела ни к чему – стремительное сползание в куче глины и перемешанных с листьями веток удалось остановить, лишь упершись ступнями во что позади себя. Причем под одной ногой оказалось что-то подозрительно мягкое... Оглянувшись, Эльвирра снова завизжала и попыталась заползти повыше: пятка ее упиралась прямо в кабанье рыло. Лишь спустя несколько хаотичных движений она осознала, что зверь, в общем-то, мертв и не шевелится, уставившись на охотницу остекленевшими бусинками глаз. Колья пробили ему брюхо и грудину – и это уже была заявка посерьезнее одной стрелы: с такими ранениями точно не живут.
С трудом ровняя сбитое напрочь дыхание, Эльвирра перевернулась на спину и села на снесшем ее вниз оползне, осматриваясь. Ловушка была очень старой: покров сросся с травами и дерном, и потому с легкостью выдержал пробежавшую по нему девушку, проломившись лишь под весом кабаньей туши. Стены частично осыпались, держась больше на сети пробивших их переплетенных деревсных корней, колья осклизли и отсырели от дождей – но все еще оставались достаточно крепкими и смертоносными.
Где-то в лесу дважды ухнула сова, перескочила с ветки на ветку белка с цепкими коготками. Ветер по-прежнему шумел в кронах, и жизнь продолжалась – постепенно это стало доходить и до Эльвирры. Отдышавшись, охотница поднялась – по сами уши перепачканная в грязи и слякоти прелых листьев, она улыбалась так, как редкий счастливый человек способен улыбаться: ведь мало кто знает, что значит _выжить_.
Вынув из примотанных к бедру ножен охотничий кинжал, девушка присела на корточки перед кабаньей мордой и бесцеремонно сунула руку в перчатке в пасть, приоткрывая ее. Клыки она заберет себе, туша же пускай достанется волкам: как же не отблагодарить лес за это случайное спасение? Хоть и сложно сказать, кто в самом деле сохранил ей жизнь: тот загонщик, что некогда поставил ловушку, ее ли собственная проницательность, надоумившая свернуть с прежнего пути, или же сам лес – Эльвирра не сомневалась, что без божественного вмешательства тут не обошлось. Чья же еще воля могла соединить все обстоятельства в единый случай? И, едва ли не вздрогнув от трепетной нежности и благодарности, полуэльфка подняла намокший взгляд к лесным кронам и прошептала, не зная, к кому именно обращаться и потому обращаясь ко всем сразу:
- Спасибо…

Отличный пробник, спасибо, и - добро пожаловать)

8

Правая нога становится на изгиб ржавой сточной трубы, левая рука нашла удобный выступ в кладке стены. Нишка двигалась не задумываясь, не вглядываясь, не останавливаясь ни на секунду, будто ящерица, бегущая по раскаленному песку. Сегодняшним добрым утром Нишка пользовалась успехом сразу у четверых знойных парней в форме. А буде она девушка скромная...

Плутовка ухватилась за покатый бок крыши и подтянулась наверх, хрустнула глиняная черепица. Внизу уже толпились стражники, и Нишке было интересно, сообразят ли молодцы сразу сбегать за лестницей, или решат для начала поучиться летать. Впрочем, эта ситуация была из тех, когда лучше сто раз от кого-нибудь услышать, чем один раз самому увидеть.

Плутовка забралась на гребень крыши и стала продвигаться вперед, стараясь сохранять баланс — скаты оказались слишком крутыми, да и влажными после ночного дождя, к тому же.

Треск — неожиданно, вызывающе громкий — застал плутовку врасплох, она пошатнулась и остановилась, чтобы удержать равновесие. Послышался сочный, раскатистый поток отборной ругани.

О Тимора, ну чем, чем им мешала бедная старая труба? — Нишка дернула плечами и зашагала быстрее, предчувствуя, что с минуты на минуту начнется настоящее веселье. Радовал хотя бы тот факт, что крыша заканчивалась, а следующий дом начинался через улицу.

По крыше несмело загромыхали доспехи — мальчики исправно карабкались вверх. Дурное-то дело нехитрое.

Жестокий, злой мир! — с истерическими нотками в голосе завела Нишка, когда двое уже были на крыше, — Я ухожу из тебя! Из-за... хм... например, несчастной любви!

"Не подведи."

...И она камнем рухнула вниз, прежде чем кто-то что-то успел сделать. Нет, Нишка не собиралась не тот свет, ей и на этом было неплохо. Она приземлилась прямиком на тряпичную растяжку, служившую крышей лавке на первом этаже и завалила её к чертовой матери, попутно разрушив прилавок, на котором торговец буквально минуту назад любовно раскладывал калачи.

Теперь же калачи в художественном беспорядке лежали на дороге, торговец с перепугу дал в морду одному из подоспевших стражников и они принялись увлеченно выколачивать друг из друга пыль, второй стражник метался вокруг тузящейся парочки, поминутно пытаясь арестовать то торговца, то напарника, то обоих сразу... А Нишка благополучно смылась еще когда торговец давал в морду стражнику и теперь сидела на пристани, жевала калач, болтала ногами и щурилась на веселые солнечные блики.

- Мы хорошо поработали сегодня. — промурлыкала под нос Нишка и бросила оставшуюся половину калача в воду. Поднявшаяся из глубины рыбина сверкнула серебряной спиной и пропала, унося с собой подношение.

Плутовка беззаботно улыбнулась.

Чудный пост. Добро пожаловать на игру!)

Отредактировано Нишка (2011-11-03 10:15)

9

Кадрах почти не помнил событий последних суток. Как только «Белый змий» пришвартовался в доках Невервинтера, и моряки спустили трап, на его палубу вбежало два десятка городских стражников. Даже не имевший до этого момента проблем с законом, эльф сообразил, что последние зашли явно не попить чая и узнать о здоровье команды.
- По какому праву… - начал было возмущаться капитан корабля, но был тут же сбит с ног профессиональным ударом в голову от огромного стражника полуорка. Второй удар достался Кадраху, стоящему рядом и хлопающему глазами от удивления.

Пришел в себя моряк уже в одной из тюремных камер, которые оказались на удивление вместительные – на кораблях в каюты таких размеров помешалось по три – четыре пассажира, здесь же стражники ухитрились собрать не менее дюжины, пусть даже узникам приходилось проводить время стоя.
Одного за другим моряков стали выводить на допрос. Когда настала очередь Кадраха, он был мысленно готов ко всему: и к дыбе, и к засовыванию горячих иголок под ногти, и даже к знакомству своей шеи с топором палача. Реальность оказалась куда прозаичнее – небольшая плохо освещенная коморка в дальнем углу которой стоял здоровенный мужик с деревянной дубинкой, на которой угадывались следы крови.
- Имя и должность? – Начал он.
- Кадрах Келана, главный канонир. Я вообще-то служил на «Кании», нас нанимали что бы убить появившуюся в этих водах черепаху-дракона. – Кадрах решил сразу же избавить палача от необходимости задавать следующие вопросы. – Сообщите мое имя леди Арибет, она должна меня помнить, я присутствовал при найме. Она подтвердит, что я законы не нарушаю!
- Леди Арибет, говоришь… - Пробормотал палач, вспоминая что-то, - лучше бы ты молчал, дружок…
Увесистая дубинка устремилась к голове эльфа, и он второй раз за сутки оказался без сознания.

Повторное пробуждение сильно отличалось от первого. Были в нем плюсы, такие как новая камера, оказавшаяся одиночной и весьма просторной, с большим хоть и прикрытым решеткой окном, довольно удобная лавка в углу и солнечный свет в уже упомянутом окошке. Хотя последнее, конечно же, было не проявлением доброты тюремщиков, а причудой изменяющейся погоды. Но был и серьезный минус – кружащаяся после удара голова.
Встав с лавки и подойдя на ватных ногах поближе к свету, Кадрах попытался сообразить, что же будет дальше. Убивать его явно не спешили, но и отпускать не стремились, хотя упомянутая им Арибет была большой шишкой, и знакомство с ней (пусть это и был рабочий получасовой разговор) должно было заставить стражников задуматься.
- Ты, видимо, не знаешь, что Арибет чуть не уничтожила наш прекрасный город, и ее имя несколько обесценилось. – Донеслось из дальнего угла.
Резко (насколько позволяло самочувствие) обернувшись, Кадрах разглядел в тени человеческую фигуру. Лицо незнакомца было неразличимо в темноте, а короткий меч на поясе отбивал всякое желание приближаться к нему.
- С кем имею честь общаться? – Поинтересовался Кадрах.
- Скажем так, я тот, кого сильно беспокоит безопасность Невервинтера. Как меня зовут не важно.
- Я с лусканцами плавал только от того, что альтернатив не было. Просто исполнял свой контракт, против Невервинтера ничего не замышлял.
Поднятая рука визитера оборвала оправдания Кадраха.
- Меня мало волнует твое прошлое. Важно лишь можешь ли ты быть полезен.
Самое время хорошенько приврать…
- Во-первых, - Кадрах принялся загибать пальцы на руке, - я на корабле могу абсолютно все сделать. Любую роль исполню, с любой задачей справлюсь. Опыта у меня как у десятка лусканских корсаров. Во-вторых, я с мечем в бою непобедим, один раз даже морского дракона сразил близ берегов Самаршана. В-третьих, я в таких местах бывал, куда не каждый демон доберется, да и повидал там немало. Да я вообще на все руки мастер!
Усмехнувшись, незнакомец накинул на голову капюшен.
- Будем надеяться, что ты вполовину так хорош, как рассказываешь об этом. С этого момента ты работаешь на меня, жди приказов. И не думай сбежать – у нас длинные руки.
Выйдя из камеры, таинственный человек оставил Кадраха наедине со своими размышлениями, а спустя четверть часа вежливые тюремщики выпустили эльфа из казематов, вернув все вещи и даже небольшой кошелек с мелочью, что было самым удивительным во всей истории.

Спасибо. Все хорошо, вот только "мечем" и "капюшен" очень уж глаза режут. Постарайтесь не пропускать такие ошибки. И рады приветствовать на игре)

10

Небольшое предисловие от игрока =)
Уважаемые Мастера! Мне бы все же хотелось, чтобы мое присутствие на игре не напрягало ни вас, ни, тем более, других игроков. Поэтому если у вас есть вопросы по биографии и способностям или какие-то пожелания, то предлагаю обсудить (там по сути ничего читерного нет, do второго уровня, silverstar – шестого). Разумеется, когда и где вам будет удобно.
А пока что я постараюсь исправить подпорченное первое впечатление.

Айне устало откинулась на спинку простого деревянного кресла и в который раз уставилась в исчерканные нервным пером листы, разбросанные под ее ногами. Взгляд эльфийки снова и снова скользил по стрелкам, соединяющим чьи-то имена, да указывающим на какие-то примечания и неаккуратно зачеркнутые схемы – вся эта писанина напоминала свитки нерадивого ученика волшебника, который никак не мог решить поставленную перед ним магическую задачу и только бессильно переводил пергамент.
Эльфийка зажмурилась, отчаянно сжав ладонями виски. В темноте под закрытыми веками заплясали, заметались цветные круги вперемешку с перечеркнутыми схемами.  Ее, Айне, ошибки обходятся слишком дорого, много дороже, чем ошибки какого-нибудь магеныша. В чужую жизнь они обходятся, каждое дьяволово полнолуние! А она, жрица-идиотка, ходит кругами по чаще ложных знаков, ведется на чью-то хитрость, разбросанную вокруг липовыми, но такими убедительными на первый взгляд, уликами.
Айне выругалась и открыла глаза. Сегодня ночью луна вновь будет полной, а значит, зверь обязательно выйдет на охоту. Нужно продолжать работу, не останавливаться ни в коем случае.
***

Сапоги Айне по щиколотку утопали в грязи – серая дождливая осень размыла все дороги. На улице кроме эльфийки почти никого не было; завершенный сельскохозяйственный сезон и призрак лунного монстра, нависший над деревенькой, совершенно не вдохновляли крестьян на прогулки.
Айне проходила мимо опустевших дворов, безлюдной площади, маленького кладбища – у последнего она помедлила, чтобы прочитать короткую молитву Селун по душам погибших.
Четыре промаха, четыре могилки. Селун, дай мне сил сделать так, чтобы не было пятой!
За кладбищем на пригорке возвышалась серая неказистая башенка местного волшебника. Айне нахмурилась, вспоминая, что оборотень тоже был не дурак поколдовать – прорицательские возможности жрицы разбивались о хитро выстроенные зверем защитные схемы.
А у волшебника этого, Сандерса, была неплохая репутация в деревушке – по словам жителей он и оборотня не раз отгонял (в отличие от бесполезных селунитов!), и уж точно не мог сам быть зверем – во время второго нападения волшебник находился в башне, его там видели. Сказал, мол, эксперимент проводил опасный, сразу, как беда случилась, не мог выйти.
Сандерс был одним из подозреваемых, само собой – уж слишком часто он оказывался совершенно не при делах. Однако улик на него не было, а местные выгораживали своего мага, как могли – мол, не лезьте к человеку, на него и так малариты охотятся, потому как погонял он их в свое время знатно, вот и хотят отомстить.
Собственно, улики, которые находили селуниты, как раз подтверждали причастность маларитов к делу, но поймать никого пока так и не удалось – разве что последние найденные доказательства косвенно указывали на местного охотника Билла; оставалось только понять, кто или что так умело защищает его от прорицания. За охотником решено было установить слежку этой ночью, и Айне направлялась на окраину деревни, где лунные сестры должны были встретиться, чтобы в очередной раз обговорить детали охоты на последователя Малара.
-Только бы не было дождя, - глядя в серое небо, шепотом взмолилась жрица, - Нам нужны следы,- и вздохнула, сжав кулаки так, что побелели костяшки.
***

...Хрипящим телом в окровавленном изодранном тряпье оказалась беременная селянка. Она еще была жива – отчаянно хватала ртом воздух и конвульсивно зачерпывала скрюченным пальцами осеннюю грязь. Айне и Лея, другая жрица, прямо тут, стоя на коленях над несчастной женщиной, старались стабилизировать ее состояние – попытаться перенести пострадавшую в дом прямо сейчас означало подписать ей смертный приговор.
Монотонную жреческую молитву над жертвой прервал радостный вопль вывалившейся из ближайших кустов девушки-следопытки.
-Ранила! Ранила его!- возбужденно крикнула юная последовательница Селун, бухаясь на колени в грязь прямо перед Айне и протягивая жрице измазанные в крови бурые листья, - Все, теперь ты его отыщешь, не уйдет, не уйдет никуда, зар-р-раза Билл!-
-Это не Билл. И не малариты. - устало пробормотала Лея. Айне кивнула, подтверждая ее слова, закончила читать заклинание и встала.
-Последователи Малара не нападают на детей и беременных, если те, конечно, сами не пришли в их логово. А вот легенда Сандерса из-за случайной свидетельницы, которую он поспешил устранить, теперь рухнула, - Айне мрачно оглядела несчастную селянку. Жрица взвешивала, что ей сейчас нужно сделать. Догнать оборотня, пока он слаб? Плюнуть на Сандерса и вытащить женщину?
-Лея, справишься сама? Мы должны догнать тварь, – спросила Айне, размазывая по ладони кровь чудовища – в голове тем временем возникали давно зазубренные ритуальные формулы.
Лея кивнула. Айне, следопытка и еще одна жрица сорвались с места и вскоре скрылись за темной стеной леса.

***
Под утро дождь все-таки зарядил. Бил монотонно по капюшону, шуршал по крышам домов, вбивался тонкими струйками в грунт свежей могилки. Не выдюжила Лея вытащить с того света ослабшую беременную да еще и заразившуюся ликантропией молодую женщину.
Вот так. Есть все-таки пятая.
Анйе не могла не зайти на кладбище перед уходом. Здесь, в сырой земле, лежал груз ее вины.
Убила зверя, а пятая есть. И не поделать уже ничего, и прощения не попросить, потому что мертвым от него никакого толку не будет  – перед живыми надо каяться. А я свой выбор сделала. И молодуху убила, и оборотня. Не победа это, не делаются так дела – но мне воздастся, вот увидите, Анна, Найджел, Эммет Пустой Бочонок, Сив, Безымянный. Вы увидите.

Жрица молчала. Глаза ее были сухими.

Похоже, обсуждать нечего) Добро пожаловать! Админ.

11

Адара визжала и брыкалась отчаянно, хотя прекрасно осознавала, что от пятерых здоровых мужиков она не отобьётся и не вырвется. И кляла последними словами собственную блажь, из-за которой отказалась путешествовать в компании бродячих циркачей до самого Ириэбора, ведь предлагали же...
«Сама виновата, дура. Надоело выставлять напоказ свои бельма - получай путешествие в гордом одиночестве... и всё, что к этому прилагается!»
После двух-трёх промахов она все-таки попала ногой по тому уроду, который пытался возился с её поясом. Тот охнул и заверещал, требуя, чтобы этой мерзавке свернули шею, раз не могут за ней присмотреть толком. В ответ подельники обозвали его безруким идиотом, неспособным снять с девки штаны. Адара ещё успела пожалеть, что перепалка не отвлечёт их настолько, чтобы удалось высвободить хотя бы одну руку и произнести заклинание, когда со стороны тракта донёсся грохот копыт, стремительно смещавшийся в их сторону.
Любители нехитрых развлечений поспешно бросили девушку на попечение своего ушибленного товарища, который уже успел спустить штаны, и метнулись к брошенному на траве оружию.
Видеть, что там происходило дальше, Адара не могла – зато прекрасно слышала треск ломаемых кустов и удивлённо-испуганные вопли разбойников, очень быстро сменившиеся злым лязгом железа. Девушку эти звуки несказанно утешили и ободрили, а вот державший её разбойник как-то занервничал и даже рискнул слегка отвлечься от дёргающейся добычи, чтобы посмотреть, что происходит у него за спиной. При этом он почему-то посчитал, что придавить её коленом к земле будет вполне достаточно, и за руки её можно не держать...
Как раз этого Адаре и было надо. Нужное заклинание сложилось почти мгновенно, пальцы сами сплелись в нужную фигуру, и девушка, не раздумывая, выпустила волшебную стрелу прямо в голову разбойника. Отвратительно запахло палёным мясом, и мужчина, как-то жалобно заскулив, рухнул на неё всем своим немалым весом - Адара едва успела отвернуть лицо.
«Вот же... туша!» – с трудом спихнув в сторону громоздкое тело, она вскочила на ноги.
Первым её порывом было броситься натягивать штаны. То, что каждая секунда на счету, и, пока никто не видит, что она освободилась, самое время наколдовать невидимость и бежать подальше отсюда, Адара сообразила слишком поздно - когда её спасители уже добили последнего разбойника, и обернулись к ней.
Девушка даже попятилась под их пристальными взглядами, но тут полуэльф, стоявший чуть в стороне, что-то негромко сказал – и шестеро из семи тут же потеряли к её персоне всякий интерес. Правда, один воин всё же отделился от компании и уверенным шагом направился к ней. Немолодой, высоченный – на голову выше самой Адары, – и раза в два шире её в плечах. С жёстким лицом и удивительно яркими голубыми глазами – в сочетании со снежной сединой и жгуче-чёрными бровями это производило странное впечатление…
Адара, как заворожённая, наблюдала за приближением мужчины, пытаясь взять себя в руки и успокоиться. Эти семеро всяко не хуже разбойников, которых они только что убили.
«Но кто сказал, что они будут чем-то лучше?»
Остановившись в паре шагов от неё, седой склонился над мёртвым разбойником, внимательно разглядывая его изуродованное лицо. Потом хмыкнул и поднял взгляд на Адару.
– Однако... – в его голосе проскользнул живой интерес. – Вы волшебница?
Отвечать на этот вопрос у девушки не было ни малейшего желания. Она вообще не любила афишировать свои магические способности, а в таком положении – и подавно. Сейчас магия была её единственным козырем перед этим человеком... и его товарищами, конечно. Странно, но по-настоящему Адара боялась только его.
Вы кто? – тихо спросила она, как бы между прочим сводя кончики пальцев в "шпиль".
Сердце бешено колотилось, от ладоней по всему телу разбегались горячие волны, и почти завершённое заклинание с трудом удавалось удерживать под контролем.
«Этого-то с одного удара не уложишь! – панически мелькнуло в голове. – Может, попробовать усыпить? Вот он отвлечётся, и...»
Мысль, на первый взгляд, казалась разумной. Вот только Адара понятия не имела, на какое пространство действуют такие чары. Оставалось только надеяться, что получится накрыть всю поляну.
А мужчина, кажется, даже не догадывался о её коварных планах. Приложив руку к груди, он склонился перед девушкой в церемонном полупоклоне, уместном в бальном зале или на ристалище, но никак не на залитой кровью поляне, рядом с парочкой свежих трупов.
– Моё имя – Фальгар Ларн, я паладин бога Торма. А Вы, миледи?..
«Миледи?!» – Несмотря на ситуацию, ей стало почти смешно. Уж кем-кем, а знатной дамой она точно не выглядела, тем более, сейчас: с растрёпанными волосами, в изгвазданной одежде и одном сапоге...
И страх неожиданно пропал, сменившись легким, каким-то веселым равнодушием.
– Меня зовут Адара, – уже почти не сомневаясь, что поступает правильно, девушка развела руки, стирая опорные точки чар.
Её так и подмывало спросить, кто они такие и как здесь оказались. Она даже открыла было рот, чтобы поинтересоваться этим – однако вовремя одумалась.
«Неважно. Оказались – и хорошо, а кто и почему – это не моё дело…»
– Я рад познакомиться. – Так и не дождавшийся от неё никаких вопросов паладин улыбнулся, и Адара невольно изумилась тому, как преображает его лицо эта улыбка. – Жаль, что встреча произошла при таких обстоятельствах. Мы с моими друзьями собираемся вернуться в Приапурл, может быть, Вы желаете отправиться с нами?
– Желаю! – выпалила она быстрее, чем успела подумать. И, запнувшись, неуверенно добавила: – Спасибо.
– За что? – искренне удивился Фальгар. Настолько искренне, что ей даже стало немного стыдно за свои недавние опасения. – Думаю, нам не стоит задерживаться здесь дольше необходимого.
Голова слегка кружилась – то ли из-за пережитого испуга, то ли из-за внезапно нахлынувшего облегчения от того, что всё кончилось. И Адаре понадобилось секунд десять, чтобы вернуться на грешную землю и вспомнить, что вооружённые спутники – это, конечно, хорошо, но без своих вещей путешествовать ей будет трудно.
– Сейчас, я только найду свой дорожный мешок, он должен быть... – девушка огляделась с ненаигранной растерянностью, – где-то здесь...
Седой понимающе кивнул.
– Ничего. Мы подождём.
Сумка нашлась там, где и ожидалось: в кустах, через которые Адару совсем недавно протащили. Руки тряслись, но ей как-то удалось расстегнуть застёжки, и Тимпус выбрался на свободу – взъерошенный, злющий и готовый сцепиться со всем миром. Гневно шипя, он мигом взобрался ей на плечо и с ходу оценил ситуацию... в своей неподражаемой манере:
– Чего стоишь, идиотка?! Колдуй давай свою грёбаную невидимость, и вали отсюда! Или подождать хочешь, пока спасители плату потребуют?! Так их побольше будет, чем тех козлов, не сдюжишь!
– Успокойся, Тимп. Ничего они мне не сделают.
– Храбрая очень, да? – Крыс принялся остервенело умываться, приглаживая торчащую дыбом шёрстку. – Никто тебе, такой великой колдунье, не страшен? Я-то думал, тебя только что от лишнего самомнения неплохо так полечили...
– Ещё слово – и кое-кто лишится своего хвоста, – мрачно пообещала Адара.
Её до сих пор передёргивало при мысли о том, что было бы, задержись эти герои... авантюристы... или кто они там...
«В общем, кто бы они ни были – хорошо, что успели вовремя»

Поздравляю, вы приняты на игру! Обращайтесь в ЛС, будем устраивать вашу судьбу в воровской гильдии)

12

*извиняюсь за гигантизм. "Остапа понесло" (с)*
~~~

У кладбищенских ворот Элмар остановился и оглядел сумрачным взглядом следовавшую за ним разношёрстную компанию искателей приключений. Во всяком случае, так они себя называли.
«Н-да. Печальное зрелище...»
Нет, среди авантюристов и наемников встречались всякие, это Элмар признавал. И некоторым действительно вполне можно было доверить прикрывать спину и позволять действовать по обстоятельствам. Но конкретно эту четвёрку он никогда не видел в деле, и согласился работать с ними исключительно потому, что отец Ранс клятвенно заверил его, будто они были крайне опытной и умелой командой.
Вполне возможно, в какой-то области они и были опытными, но упокоение беспокойных мертвецов таковой точно не являлось. К примеру, какого демона эта рыженькая бардесса вырядилась в шелковое платье? Неужели невдомёк, что после встречи с зомби, его можно будет только выкинуть, будь оно хоть трижды зачарованное... или вот плут, не удосужившийся взять с собой никакого оружия, кроме короткой рапиры. Его, видимо, тоже никто не просветил, что ожившие трупы желательно сжигать и разрубать, но никак не колоть легоньким клинком.
«Что ж, мне урок на будущее – не верить Рансу на слово, а самому знакомиться с такими наймитами... и, желательно, до рейда. А теперь поздно хвататься за задницу...»
Молчание затягивалось. Наконец Алтон, тот самый полурослик, про чей неподходящий выбор оружия Элмар мысленно брюзжал всего десяток секунд назад, прокашлялся и заговорил:
– Ну что, за дело? Я думаю, впереди пойдём мы с тобой, потом Сэмли, а Дайна и Финн пойдут последними, потому что...
Нет, – сухо уронил Элмар, обрывая его на полуслове.
Что удивительно, полурослик заткнулся. Правда, всего лишь на мгновение, а потом все тем же беспечным тоном уточнил:
– А как тогда?
«Я иду один, а вы ждёте здесь» – очень хотелось сказать это вслух. Жрец понимал, конечно, что в одиночку ему пришлось бы очень и очень трудно. Но и тащить с собой тех, в ком ни на гран не уверен...
Первым пойду я. – Элмар вздохнул. Предстояло произнести слишком длинную для теперешнего расположения духа речь. – Дайна и Финн в центре. Ты защищаешь их. Сэмли идёт последней. И прикрывает группу.
Дворфийка, задумчиво поглаживавшая клювастое лезвие своего топора, усмехнулась понимающе. Вот от неё, пожалуй, толк будет. Ну, может быть, ещё от мага... и то без гарантии.
– Ладно, а теперь мы можем идти? – Алтон чуть ли не подпрыгивал на месте от нетерпения. Пришлось снова его огорчить.
Нет.
– Почему?
Сначала я должен помолиться.
Полурослик понимающе покивал и отстал, а Элмар сцепил пальцы на рукояти меча и, прикрыв глаза, начал свое обращение к Келемвору. Медленно и обстоятельно, одну молитву за другой, пока не почувствовал, как на него снисходит божественное благословение. Оно бывало каждый раз разным - или, может быть, просто ощущалось по разному. Как надежность и спокойствие. Как удивительная легкость во всём теле. Или, как вот сейчас, когда трудноописуемое чувство легкого нетерпения и готовности к бою захлестывало с головой...
Всё, – оборвал он уже откровенно вымученную тишину и начертил в воздухе священный знак Келемвора, благословляя напарников. – Оружие давайте.
Сэмли с готовностью протянула Элмару свой топор лезвием вперед, Дайна, после секундного колебания, тоже сняла с плеча колчан с арбалетными стрелами, а уж потом их примеру последовал и полурослик. Даже маг хоть и скривился демонстративно, но благословение принял.
Вокруг, как и положено в таких местах, царила мертвая тишина: даже звука шагов не было слышно, их гасила влажная после дождя земля. Дайна, не выдержав, принялась что-то негромко напевать – не особенно магическое, но приятное. До украшенной резьбой стелы, знаменовавшей середину кладбища, они добрались минут за десять, если не быстрее.
– Эй, а куда мы вообще идём? – Алтон, кажется, долго молчать не умел по определению. – Тот жрец говорил что-то про некроманта... а вдруг он в здешнем склепе прячется? Во-он в том, например...
Элмар прислушался к своим ощущениям и отрицательно помотал головой. Никакого некроманта здесь не было. Не лежалось мертвецам потому, что кто-то давным-давно наложил на это место проклятье, а может, просто люди, хоронившие здесь своих близких, слишком часто пренебрегали услугами жрецов, вот и скопилось чересчур много темной магии. Шестое чувство, временно подаренное ему Келемвором, подсказывало, что все здешние обитатели, или по крайней мере, большая их часть, собрались где-то на северо-востоке.
«И, похоже, уже довольно близко...»
Не там, – и, в тот же миг, заметив где-то на периметре обзора легкое движение, резко добавил: – Финн, свет!
Над головами всех пятерых заплясали магические светляки, осветив ближайшие надгробия и выходящие из-за них фигуры живых трупов. В противоестественно-ярком освещении их серая кожа и остекленевшие глаза выглядели вдвойне отвратительно. Секундой позже в нос ударил знакомый запах мертвечины, и Сэмли выкрикнула:
– Элмар! Нас окружают!
Жрец оглянулся и почувствовал дикое желание выругаться. Трупов оказалось много. Больше, чем он рассчитывал.
Спокойно. – Он скользнул взглядом по смыкающемуся вокруг них кольцу. – Сэмли, старайся держать их на расстоянии. Финн, давай заклинания, какие там у тебя есть из огненных... Дайна, то же самое.
– Но я не умею огнём!
«Ну вот, так я и знал... ох уж эти барды!»
Тогда чем умеешь. Быстро!
За всеми этими разговорами мертвяки уже подобрались на расстояние удара... ну, почти на расстояние. Бесстрашно шагнув им навстречу, Элмар описал мечом широкую дугу. От освященного клинка нежить шарахнулась – пусть всего лишь на мгновение, но и этого хватило. Он отпрыгнул вперед и вправо, коротко, без замаха, ударил оказавшегося совсем рядом мертвеца, развернулся, снося голову еще одному все-таки умудрившемуся подобраться сзади трупу. Свистнул в воздухе арбалетный болт, и голова ещё одного зомби лопнула с противным треском, словно лопнул жареный каштан.
«Хоть не зря благословлял...»
Предостерегающе заорал Финн, и Элмар упал на землю, перекатился подальше от тройки наседавших на него трупов, успев убраться из зоны поражения за секунду до того, как в них врезался огненный сгусток. Поднялся на ноги, краем глаза отмечая: все на ногах, Дайна, опустив арбалет, нараспев читает какое-то заклинание, Алтон на пару с дворфийкой как раз уложили своего противника...
– Элмар! – приправленный паникой окрик полурослика заставил жреца отвлечься, и удар, который должен был снести голову мертвяку, лишь повалил того на землю, разнеся ему ключицу и грудину. – Они же опять поднимаются! Что делать?!
«Эти "опытные и умелые" вообще никогда с зомби не сражались, что ли?! Ну, отец Ранс, только дайте мне до вас добраться...»
Голову руби! – рявкнул Элмар, подсекая ближайшему мертвяку ноги.
Сэмли послушно взмахнула топором, щелкающая зубами черепушка откатилась аккурат под ноги к магу, вцепившись тому в сапог. Тот вздрогнул, и сбился, разгоравшийся между его ладоней огонёк потух. К счастью, как раз в этот момент закончила своё заклинание Дайна. От раздавшегося мощного гула, попадали на землю не только мертвяки, но и сама незадачливая колдунья с товарищами – да и сам Элмар, по правде говоря,  удержался на ногах только по счастливой случайности.
«Твою мать! Нет, она хорошо придумала, конечно... но хоть предупредить-то можно было?!»
Он рванул к поднимающемуся с земли зомби, обрушив на него град ударов. Серебряное лезвие перерубило позвонки, оживленный магией труп дернулся и обмяк. Наметилась короткая передышка – остальные твари были ещё относительно далеко, – и Элмар, пользуясь этим, начал читать первые строки изгоняющей молитвы...
И тут послышался отчаянный, во всю мощь натренированных менестрельских легких, визг Дайны – она не успела подняться с земли, и до неё добрался особо шустрый мертвяк. Жрец, обреченно ругнувшись, оборвал изгнание на полуслове и бросился к ней на подмогу. Они с Финном ударили почти одновременно: с ладоней мага сорвался ослепительно-яркий луч света, а меч Элмара снес твари, впившейся в плечо девушке, половину черепа. И почти сразу рядом нарисовалась Сэмли, с головы до ног заляпанная гнилостной жижей, служившей мертвецам кровью:
– Она ранена?! Надо сейчас же остановить кровь!..
Элмар не стал уточнять, действительно ли она считает, что оставшиеся зомби дадут им время сделать перевязку. Только отшвырнул в сторону рвущегося в бой Алтона, и повернулся к магу, который торопливо делал какие-то пассы руками:
Задержи их ненадолго!
Финн торопливо кивнул, на ходу перестраивая заклинание.
«Хоть один из четверых здраво мыслит!» – с чувством подумал жрец, походя снося протянутую руку особо настырного зомби.
Едва маг закончил бормотать, как подобравшиеся уже совсем близко трупы внезапно забились в липких объятиях взявшейся из ниоткуда гигантской паутины. Не теряя времени, Элмар вонзил клинок острием в землю, непривычно частя, повторил воззвание к Келемвору... В этот раз закончить изгнание ему удалось. По земле прокатилась невидимая волна, и мертвецы осели на землю безжизненными марионетками, у которых кто-то разом обрезал все ниточки. Элмар не без усилия выпрямился, чувствуя неприятное позванивание в ушах. То ли мертвецы оказались сильнее обычного, то ли где-то неподалёку таился свежий резерв, но этот акт экзорцизма отнял массу сил...
Превозмогая усталость, он повернулся к бардессе и хлопотавшим вокруг неё товарищам. Решительным жестом отстранив дворфийку, сам опустился на колени рядом с мертвенно-бледной Дайной. На предплечье девушки зияла рваная рана – зомби ухитрился вырвать зубами кусок кожи вместе с мясом. Кровь текла буйно, не желая останавливаться; хуже того, края раны уже начинали чернеть. Слишком быстро для обычного заражения – похоже, это проклятье, поднимавшее здешних мертвецов, наложило свой отпечаток.
«Плохо дело...»
Стиснув зубы, Элмар положил ладонь прямо поверх раны, игнорируя болезненный вскрик бардессы, и зашептал молитву. Язык слегка заплетался, поэтому больше усердия жрец вкладывал в мысленную просьбу. В самом деле, ну не хватало же, чтобы девчонка лишилась руки только из-за того, что по неопытности дала себя укусить!..
К кончикам пальцев потекло знакомое тепло, заскакали по коже золотистые искры, складываясь в тонкий ручеек света, устремившийся прямо в рану. Сияние запульсировало в такт вытекающей крови, резко усилилось – и почти сразу же пропало, оставив после себя давящую боль в висках и легкую опустошенность.
Элмар убрал руку. Задумчиво оглядел не до конца затянувшуюся, но совершенно чистую рану, и добавил:
Тебе повезло.
– Это ты называешь "повезло"?! – рыжая возмутилась, но как-то вяло.
Да. Мне могло не хватить сил на лечение. Пришлось бы рубить.
Вообще-то он сказал это абсолютно серьёзно, поэтому слегка удивился, когда его уточнение остальные встретили заливистым, хоть и чуточку нервным смехом.
Алтон... – дождавшись, пока веселье спадет, начал Элмар. И почти сразу же запнулся, пытаясь облечь свои смутные подозрения в подобающую форму. – Какое это у вашей команды задание? По счету?
Полурослик заёрзал, смущенно отводя глаза, но под пристальным взглядом жреца врать не посмел:
– Ну, вообще-то... если уж совсем честно... то настоящее – первое. Просто... надо же нам было с чего-то начинать! Вот мы и решили: задача вроде бы простая, да еще и клерик, ну то есть ты, с нами пойдёт – значит, никаких проблем не будет. А чтобы нам точно не отказали, мы запросили у вашего жреца вознаграждение вдвое меньшее, чем...
Вот тут Элмару изменила его хвалёная выдержка, и воздух кладбища огласился изощреннейшим ругательством вкупе с легким богохульством, за которое Судья Обреченных его, несомненно, накажет... но на сей факт ему сейчас было плевать.
«Хотя, учитывая ситуацию, может, Келемвор отнесётся с пониманием?.. И ведь нашли на чём сыграть – на знаменитой скаредности Ранса!»
А уже совсем очухавшаяся Дайна тем временем вытащила из сумки перо, дорожную чернильницу и чистый свиток, наколдовала у себя над головой маленький шарик света и принялась торопливо строчить без всякой жалости к собственной незажившей руке, попутно проговаривая написанное себе под нос. Уловив краем уха что-то насчёт "...и нежить улеглась со вздохом. Больше они не сражались, околдованные...", Элмар только головой покачал.
«Всё-таки все барды ненормальные...»
Он поднялся, опираясь на меч, и побрел к центру кладбища – туда, где была установлена гранитная стела. Ритуал очищения местности сам себя не проведёт.

Замечательный пробник, спасибо! Можете приступать к игре. Админ.

Отредактировано Элмар (2011-11-19 05:55)

13

- Мне нужно кое-что забрать, ты не возражаешь? - спросил Лоренс охранника сокровищницы. Тот не возражал, с кляпом во рту было сложно. Аасимар как раз закончил вязать замысловатые узлы вокруг его запястий, и, поднявшись, со связкой ключей проследовал к клетке. Отпереть ее удалось без особых усилий, сгребание золота со стола в заплечный мешок тоже не заняло много времени. Покидая сокровищницу Лоренс замешкался, а потом быстро подошел к обездвиженному охраннику и перерезал ему глотку. Лучше не оставлять свидетелей.  Рано или поздно верхушка гильдии все равно догадается, кто ответственен за это ограбление, но лучше пусть это произойдет позже, чем охранник сдаст им "этого проклятого аасимара" спустя пару часов.
Вытерев с ножа кровь о штанину мертвого, аасимар вскинул мешок за плечо и быстро двинулся к выходу.

- Ты куда, Лори? - недоуменно заморгала Мара, юная домушница, специализирующаяся на особняках в Северном районе, когда они встретились в коридоре дома гильдии. Аасимар даже пожалел, что, скорее всего придется убрать и ее. Девчонка была хороша, и пару раз они вместе ходили на задания, неизменно имевшие приятные завершения в ее постели.
- Ухожу, - просто сказал аасимар, чуть поморщившись от резанувшего слух "Лори" - ему это сокращение совсем не нравилось.
- Можно с тобой? - быстро нашлась девчонка, даже подозрительно быстро, как показалось мужчине. И вряд ли в этой скорости был недобрый умысел. Слишком не похоже на Мару, как ни крути.
"Влюбилась, что ли?" - подумал аасимар, тут же начав соображать, как это можно использовать.
- Можно, - кивнул он. Мара счастливо улыбнулась.

Руфуса, мастера взлома, крайне заинтересовал звон монет в мешке Лоренса. Пришлось оставить его интерес неудовлетворенным. А самого Руфуса - с кинжалом под ребрами, вытянувшегося вдоль стены.
- Жаль, - сказала Мара. - У него были поистине золотые руки...
- Вы убили его, чертовы предатели! - заорал Одноглазый Том, выскакивая из-за угла с двумя арбалетами.
"Вот это нежданчик".
Лоренс ушел от болта, припав к полу. Стрелка пронзила его мешок, несколько монет тут же выскользнули из него. Второй болт попал Маре прямехонько в лоб, мигом избавив аасимара от мыслей, что же делать с этой чокнутой бабой. А заодно и от нужды ее убивать.
"Мой черед", - подумал Лоренс, прикрыв глаза и обратившись к своей темной сущности, близкое знакомство с которой начал около недели назад. Энергия отхлынула от сердца и выплеснулась на Одноглазого Тома потоком концентрированной тьмы.
Толстяк-арбалетчик тяжело рухнул на пол с широко распахнутыми глазами. В его смерти у аасимара не возникло и тени сомнения.
Собрав выпавшие монеты в карман, он завязал дыру на мешке и обшарил трупы Руфуса, Тома и Мары (даже не подумав о том, что эта девушка его любила и к ее смерти можно бы отнестись с большим уважением) на предмет ценностей. Распихав чужие кошельки, перстни и кое-какие гильдийские документы (вдруг пригодятся) по небольшим мешочкам на поясе, аасимар дошел до края коридора и сиганул в окно. Со второго этажа до камней улиц, благо, было невысоко.

Навстречу свободе.

Как трогательно) Приступайте к игре.

14

Оранжево светит садящееся солнце, вечер чудесный. Насколько может быть чудесным вечер, когда даже собаки настолько разленились от дневной жары, что не удосуживаются облаять одинокого путника. Конь идёт в меру быстро, и потоки встречного воздуха немного охлаждают, хотя их и нельзя назвать прохладными.
"Интересно, - думала Рэнтри, въезжая в пределы очередного прилегающего к тракту посёлка и переводя коня на шаг, - если вложить в Конус Холода меньше силы, можно ли будет его использовать для охлаждения? Или он попросту не сработает, потому что не рассчитан на малое количество силы?"
Девушке было жарко, к тому же, шарф, хоть и тонкий, здорово усугублял положение. Немного поколебавшись, она слегка ослабила его, тщательно проверив, чтобы чешуя всё ещё была скрыта. Рэн потянулась к фляге с водой, но тут же вспомнила, что выжала из неё последние капли на ещё привале.
- Что ж, остановимся тут, - тихо проговорила девушка и, увидев неподалёку жителя посёлка, уже громче обратилась: - Не подскажете, где я могу найти трактир?
- Отчего бы и не подсказать. Проедите ещё немного прямо, трактир будет по правую сторону. Там сейчас много людей, вы издалека услышите.
Поблагодарив, Рэн ускорила шаг лошади и вскоре действительно услышала оживлённый шум, присущий каждой популярной таверне.
Нельзя сказать, что таверна была набита битком, Рэнтри даже удалось сесть за столик. Правда, он был почти в самом центре зала, и вокруг было слишком много людей. Даже прожив в Уотердипе три года, Рэн так и не привыкла к большому количеству людей и сейчас ощущала себя немного напряжённо, будучи со всех сторон окружённой незнакомыми людьми с непонятными намерениями. Она передёрнула плечами и обмотала шею шарфом на ещё один виток.

Когда с ужином было покончено, Рэнтри откинулась на спинку стула и собралась насладиться элем, как на соседний стул сел мужчина, по внешнему виду – её ровесник, или немного старше.
- Сударь, я вам не мешаю? – удивлённо спросила девушка, вмиг теряя всю умиротворённость.
- Не надо сударей, просто Эрик, - ничуть не смутившись представился мужчина, протягивая руку для пожатия. Девушка проигнорировала его жест, продолжая буравить пришельца взглядом.
- Бросьте, я даже могу и не смотреть на вас, если вам это так мешает. Таверна забита, свободных мест больше нет, я устал. Будьте же человеком, - попросил представившийся Эриком, обведя зал широким жестом. Рэн, сама не раз побывавшая в таких ситуациях, смилостивилась и снова откинулась на спинку.
В ближайшие двадцать минут Эрик не только перешёл на «ты» и узнал её имя, но и вкратце пересказал свою недолгую ещё жизнь.
- ...и вот угораздило меня согласиться принять участие в этой охоте. По правде говоря, выходить против кроликов с боевым арбалетом было несколько комично, но дам это не смущало, - вдохновенно делился он своими приключениями, не забывая при этом есть и пить.
- Ты ещё не ходил на лань с одной только Волшебной Стрелой, - хмыкнула Рэн, отпивая из кружки.
- А тебе доводилось? – с интересом спросил Эрик, вглядываясь в лицо собеседницы со вмиг переменившимся выражением глаз.
- Ну, когда тебя ставят перед выбором между Волшебной Стрелой и Конусом Холода, он очевиден.
- Так ты волшебница? - то ли спросил, то ли утвердил Эрик. - Я знаю парочку. Сидите взаперти месяцами и учите, учите свои заклинания.
- Нет, моя сила другого рода. Я сидела месяцами и училась её контролировать. Не большая разница, впрочем.
- Вот уж не подумал бы, что ты маг. Выглядишь совсем не так, как должны выглядеть маги, - авторитетно заявил рыцарь.
- О, - понимающе протянула Рэн, - и как же они должны выглядеть?
- Как-то... магичнее. К примеру, зачем тебе этот шарф? – мужчина давно уже разглядывал тёмную полоску ткани, которая прикрывала шею девушки. – Жарко ведь.
- Терпимо, - отрывисто ответила девушка.
- Может, всё-таки снимешь? – предложил Эрик.
- Не хочу.
- Ты там что-то скрываешь?
"О Коссут! Да отвяжись ты уже. Что же сказать?" – лихорадочно раздумывала Рэнтри.
- Да, вообще-то там... - начала было Рэн, но запнулась.
"Что там может быть? Шрамы. На меня напали волки? Да нет, если бы волки дорвались до шеи, я вряд ли бы так легко отделалась, скорее осталась бы без головы. Бандиты? Вряд ли шрамы были бы настолько страшными, чтобы их стоило так упорно скрывать. «По секрету» показать чешую первому встречному? С одной стороны, стыдиться мне нечему, даже наоборот, я всегда испытывала гордость, но люди зачастую так неадекватно реагируют. Почему-то им всегда хочется меня убить. К тому же, Эрик кажется довольно здравомыслящим. Да и с волшебниками знаком, если не соврал, конечно. Должен же он знать о том, что иногда случаются казусы. Стоп, Рэнтри, неужели ты всерьёз думаешь над тем, чтобы рассказать правду? Учитель бы не одобрил. Учитель..."
Мысли Рэнтри заметались, перед глазами живо восстал из пепла горящий дом и тело Далена, источающее нестерпимый жар. Голова девушки закружилась. Она резко опёрлась о стол, перед глазами всё поплыло. Мир собрался в цельную картинку очень вовремя - рыцарь со взволнованным «Да сними ты его, так от жары и помереть недолго» протянул руку к шарфу. Девушка успела перехватить его руку совсем близко от цели.
- Ты жжёшься! – зашипев, Эрик отдёрнул руку, с недоверием глядя на странную соседку.
- Я... Прости, я не хотела, - извинилась девушка. – Кажется, я мало сидела взаперти.
Ты жжёшься...
- Там шрам. Ожог. Довольно нелицеприятный, - решение оказалось таким простым и очевидным. – Не справилась с заклинанием.
- Мне тоже стоит попросить прощения, я вовсе не хотел вторгаться в твоё личное пространство. Просто мне показалось, что ты сейчас лишишься сознания, - рыцарь действительно выглядел виноватым.
- Тогда, - вздохнула Рэнтри, успокаивая сердцебиение, - покупаем друг другу ещё по кружке эля и заминаем этот инцидент.
- Согласен, - улыбнулся Эрик. – Разносчица!..

Отлично справились - приступайте к игре)